facebook vkontakte youtube instagram
Б лагодаря быстрому распространению информации и инноваций в создании сноубордов, снежный серфинг стремительно распространяется из Японии в Европу и Северную Америку. Все больше людей вовлекаются в движение, создаются новые типы досок от Gentemstick до Korua. Мы перевели для вас статью о том, как движение начиналось и продолжается в наше время.
Восемнадцать из нас остановились на северо-западной пешей кошачьей тропе, недалеко от естественной границы между вулканическим пиком и густым сосновым лесом. Шесть дюймов позднеапрельского паудера. Дьявольский хребет и линия спуска в профиль с нахлестами и маленькими карнизами, созданная и переделанная штормами, ветром и солнцем в течение всего сезона. Это идеальное место для тех, кто смотрит на горы глазами снежного серфера. Склон мягко спускается вправо, но «дроп лайн» сильно крутой, чтобы райдеры могли прыгать слева со стены и приземляться – это отправит северо-западную волну снега и этого вполне достаточно, чтобы погибнуть под молочным небом.

Японский гонщик Kenichi Miyashita от Gentemstick выкатывает на поле, слегка опустив задний кант и открывая переднее плечо для длинного поворота, он держит терн до последнего возможного мгновения, затем режет снег на пальцах ног, держа дугу и снова переходит на пятки.

Самое главное - это долгий поворот. Нужен долгий терн, чтобы создать линию, чистый вход на верхние слои снега

Остальная часть команды наблюдает за спуском райдера «Gentemstick» Osamu «Om» Okada он придерживается той же тактики, что и Miyashita, но приседает ниже и более вкладывается в повороты, когда ищет чистую линию.

На этой стороне горы нет подъемников. Воздух здесь чистый, а единственный звук только от кантов Ома, срезающих тонкие вуали снега. То, как он ритмично и плавно спускается - зрелище почти гипнотическое. Я все еще слежу за ним, когда на склон заряжают еще два райдера. Они спускаются почти «мертвой линией» падения, вибрирующей, от того, что они резко бросают доски боком и ускоряются, пробивая высокие облака снега, которые сами поднимают.

590743c55f09047e6bc63db1e27b396c.jpg
Josh Dirksen использует пространство горы Mt. Bachelor

В тот день 52-летний Таро Тамай (Taro Tamai), основатель бренда Gentemstick, который привез свою команду из Нисеко (Япония) для эвента Gerry Lopez Big Wave Challenge, начинает делиться своей философией сноусерфинга.

«Я ценю форму поднятого облака снега больше, чем размер, - говорит он. «Если оно красивой формы, значит, поворот был плавный. Когда есть баланс между скоростью и терном, то снежный "спрей" действительно красивый».

«Можно тормозить всей доской, чтобы создать массивное облако, а можно поднимать тонкие полосы снега хвостом во время карвинга, которые может быть и меньше, но оставляют более длинный шлейф. К примеру, в больших журналах, вы видите фотографию огромного снежного облака, но на самом деле следует учитывать, как оно было поднято в воздух», - говорит он.

Я оцениваю форму поднятого снега, а не его количество

Его видение сноусерфинга наполнено такими нюансами. И это влияет на то, как Тамай интерпретирует ландшафт перед собой и вкладывает кропотливые детали в разработку каждой деки Gentemstick. С 1982 года серфинг и природа были главными источниками вдохновения для развития своего стиля катания и техники формирования шейпов для досок. Он вырос, катаясь на лыжах вместе с семьей в горнолыжном районе Ишиучи в Ниигате. Ему было 19 лет, когда он попробовал встать на серфборд. Шесть месяцев спустя Тамай начал заниматься сноубордингом.

В то время почти каждый серфер катался на лонгбордах более или менее прямо по линии волны. В клипе Джорджа Гриноу он увидел как тот совершает резкие повороты и режет волну, это было потрясающе. Сноубордические медиа тоже влияли на него, но в 1985 году сноубординг еще не достиг переломного момента. Тамай предвидел, что катание будет более динамичным, что будет сноусерфинг.

5c667babf93d5e77b4e2483f806a76d8.jpg
Osamu "Om" Okada на Gentem TT

В 1985 году он присоединился к Moss, оригинальному японскому сноубордическому бренду, который прокатил его по склонам от Аляски до Марокко и до Монголии. Хотя ему нравились доски Moss, он не мог кататься так, как рисовало воображение, и всегда мечтал создать собственный бренд.

«Все остальные доски, которые я пробовал, не позволяли мне рисовать спуск, который я хотел. Как если бы кисти для каллиграфии, не могли передать задуманную линию. Поэтому мне пришлось изобрести свою собственную кисть».

Cвязь Тамая с природой глубоко повлияла на его философию снежного серфинга, даже наблюдение за рыбами помогло. «Рыба приспосабливается к потоку реки, это естественно для нее», - говорит он. «Наблюдая за рыбой, которая просто плавает, я получаю представление о дизайне доски. Когда вы ловите рыбу, для нее это чрезвычайная ситуация, поэтому она пытается сделать все возможное, чтобы уйти от крючка. Использует все свое тело, чтобы совершать резкие повороты и прыгает. Из этих наблюдений я получаю информацию, как использовать всю доску, а не только хвост, как весь шейп и его гибкость позволяют получить столько энергии, сколько возможно от доски и склона.

«Ландшафт трехмерен, - говорит он, - поэтому многомерное катание - это способ адаптироваться к местности. Речь идет не о том, чтобы добраться от точки А до точки Б как можно короче, но попытаться соединить точки, используя рельеф и гравитацию в максимально возможной степени, чтобы получить как можно больше энергии и скорости. В основном это делает и сноубординг».

В 1998 году Tamai запустил Gentemstick модель TT, на ее создание ушло два года. Наконец, у него был инструмент, который он хотел для своего холста и мышление, чтобы применить его.

84679970d1f5bacbe738ca802f4f0c75.jpg
Alex Yoder на доске Gentem Stingray

Объединение Вайоминга

Дека Gentemstick Phenomena впервые подтолкнула Алекса Йодера к сноусерф движению. Фотограф Рип Зингер привез ее в Дирксен-Дерби в 2013 году. В то время Йодеру нравились такие деки, которые работают в бэккантри прыжках по снежным подушкам вокруг его родного города Джексон, штат Вайоминг и Бейкера, Вашингтон. Позже в этом сезоне он отправился в Японию, встретился с Тамаем и командой Gentem и попробовал еще несколько дек, включая TT.

«Я не понимал, что катаясь на деках разной формы, ты получаешь совершенно разные впечатления, - говорит он, - ТТ чрезвычайно широкая в месте креплений, как никакая другая из тех, что я пробовал. В паудере на ней легко, а на твердой поверхности она становилась очень быстрой, даже на мягких холмах Японии. Это крутое чувство, когда летишь быстро вниз на мягком склоне и доска просто дает вам знать, что делать. Это натолкнуло на мысль, что вот этим и был серфинг до коротких досок».

Покатавшись на досках Gentem с другими шейпами, Йодер обнаружил, что "прилипание" к одной форме сноубордов дает ускользнуть другим потенциальным возможностям катания. Лучше всего иметь целый колчан с деками. Это психологическое слияние с досками было лишь началом путешествия в снежный серфинг.

Я нашел более глубокое понимание тонких простых вещей, которые можно сделать на сноуборде

Чем больше времени он проводил вокруг команды Gentem, тем больше Йодер видел снежный серфинг как способ связи с природой. Это возможность играть с гравитацией и взаимодействовать с миром.

737c2ef1e16ac983333fad41c092e7ac.jpg
Forrest Shearrer, Jeremy Jones и Chris Christenson используют "рокер шаблон" на доске Jones Storm Chaser

Объединение SoCal Surf

Крис Кристенсен ходит вокруг стенда с досками в центре Encinitas, Калифорния. Он показывал мне удивительно рудиментарный набор инструментов, которые использовал для создания шаблонов дек Jones Mountain Surfer и Storm Chaser: карандаш, рулетка, квадратный деревянный блок, обернутый в наждачную бумагу, ручку и 10-долларовый ручной рубанок. Эти простые устройства опровергают сложность дек от Кристенсена, питаемых его врожденным чувством дизайна и оттачиваемых в течение 24 лет работы над серфовыми шейпами. Это суровый контраст с компьютерным моделированием большинства сноубордов.

Кристенсен очертил контур доски, сделал скетчи карандашом на тонкой коже и добавил штриховку от хвоста, середины и носа, чтобы помочь себе с кривыми. Из этого он сделал грубую вырезку, чтобы начать мастеринг шаблона, который потом отправится на фабрику Nidecker в Швейцарии, где делают доски Jones.

Мы ничего не измеряли. Неважно, что говорит компьютер. Важно, правильно ли это выглядит?

Одним из элементов, используемых для базовых профилей, был рокер-шаблон Кристенсена от правильной доски для серфинга. Скольжение является ключевым в серфинге, где часто бывает трудно набрать желаемую скорость. Изогнутые деревянные приспособления шириной около одного сантиметра, длиной во всю деку используют при строительстве досок для серфинга - они необходимы для тиражирования правильного изгиба. Максимизация скольжения не так важна для сноубординга, но правильный изгиб значим в дни глубокого паудера.

«Для Storm Chaser мы хотели форму с большой площадью, с большим носом», - говорит Форрест Ширер, который прошлой зимой тестировал доску в Нисеко. «Ты просто нажал ногой и взлетел, этот серфовый рокер ​​непрерывно загнут от кончиков ласточкиного хвоста до носа».

139-сантиметровый Mountain Surfer впервые был выпущен в 2014 году как полностью деревянная доска без креплений со скошенным носом и вогнутым скользяком, который углубляется к хвосту, что позволяет быстро пробивать снег.

Сотрудничество Джонса (Jones) и Критенсена началось в 2008 году, когда Кристенсен создавал доски для серфинга в Японии и услышал о Таро Тамаи от одного из парней на заводе. Кристенсен отправился в Нисеко и продал Тамаю серфы. Хотя он начал заниматься сноубордингом в 1986 году и провел много времени в Big Bear, Калифорния, Кристенсен потерял интерес к 1999 году, когда формы досок были одинаковыми. Rocket Fish с ласточкиным хвостом и катание в паудере Нисеко вернули его в сноубординг.

Кристенсен подружился с Джереми Джонсом после того, как друг Джефф Келли, владелец Sanuk, представил их во время ежегодного серфинга Джонса в Кардиффе, к югу от Энсинитаса. Для обоих это была возможность по-настоящему изменить индустрию, что по мнению Кристенсена было необходимо.

«То, что сейчас происходит в сноуборде, сравнимо с безумием в серфинге 90-х годов», - говорит он. «Все катались на одной доске и у всех она была одинаковой. Это было очень скучно».

Сегодня для серферов в порядке вещей кататься на лонгборде, шортборде, фише в разных условиях для разных впечатлений и опыта.

«Я не думаю, что каждый день нужно кататься на одном и том же сноуборде. Это как с музыкой. Что вы чувствуете сегодня? Вы хотите покататься на твин-типе, хотите мочить на кикерах, или идти в бэккантри? Это круто.»

214c9718b526de4fd8d9257c1d4379f0.jpg
Wolken на доске Korua Shapes Apollo.

Швейцарское объединение

В 2009 году Николас Волен (Nicholas Wolken) впервые столкнулся со снежным серфингом в Хох-Ибриге, Швейцария. Его друг Стефан Маер (Stephan Maurer) на полях был всегда быстрее. Он попросил у Маера его Burton Fish и был потрясен, насколько по разному ведут себя доски. В следующем сезоне Волен столкнулся с финскими райдерами Gentem Янне Хинкканеном, Тимо Паарвалой и Иль Эроненом, заимствовал у них Mantaray и был еще более впечатлен тем, как доска вела себя в паудере.

Но идея сноусерфинга не дожала себя полностью, пока он не поехал с Нилом Хартманом и с колонной автомобилей Данчи вокруг Хоккайдо. «У них были эти Feel The Earth и Moss [доски] с этими сумасшедшими трехмерными шейпами», - говорит Волен. «Позже мы наблюдали отснятый материал и думали: «Черт, это гораздо лучше чем то, что делаем мы».

Волен сразу понял, что европейским райдерам необходимо подобное движение. Посмотрев цены на «Feel The Earth», «Gentem» и «Moss» в Европе, которые, по его словам, составляли от 1000 до 1600 евро за деку, стало понятно, что нужен более дешевый вариант без потери качества.

Вместе с Маером и Альваро Фоджелем в 2013 году он нашел небольшую немецкую фабрику для производства первой модели Korua Shapes – деки с асимметричным ласточкиным хвостом Apollo 56. «Нам нужна была супер широкая доска, которая бы великолепно карвила. Мы хотели более серфовых ощущений и мы добились этого с более широкой доской, на которой можно кантовать даже в супермягком снеге. Ноги не тонут так сильно, так что ощущения были как катание на волне».

От одной формы до линейки сноубордов расширились очень быстро. Теперь, работая с новым заводом в Польше, появились доски с вырезами на хвосте, как у кусочка пазла, клык-хвост Stealth 63 и другие. И дальше будет больше.

«Это своего рода творческая работа, - говорит он, - в которой вы делаете серфовые повороты в нужных местах, чтобы создать красивую приятную линию спуска. Это эстетика бэккантри или трассы. Получай удовольствие, делая красивые терны, пробуй деки разных форм и открывай сноубординг заново».

Сохрани себе
Предыдущая Майк Уэст и 686 до сих пор всё делают по-своему Следующая Фильм «This is home» доступен для он-лайн просмотра. Абсолютно бесплатно
топ за неделю / Месяц / Год
Защита для лонгборда: любая ли подойдет? Защита для лонгборда: любая ли подойдет?
На ВДНХ открывается новый вейк-парк от райдера "Траектории" На ВДНХ открывается новый вейк-парк от райдера "Траектории"
Азбука новичка: покупаем первый скейтборд Азбука новичка: покупаем первый скейтборд
Комментарии 0